Наш Прометей

Скала Навагирского хребтаВ «анапской биографии» Прометея самым интересным является не только поиск скалы, где он был прикован, но и тот вековечный спор о месте зарождения древнейшей мифо­логемы о герое-богоборце.

В пользу Плоской скалы Навагирского хребта, нависшей над морем на Большом Утрише, к которой был прикован Прометей, есть десяток свидетельств авторитетных писателей от Эсхила (VI—V века до н. э.) до Эвлия Челеби (XVII век).


Кое-что прочно забытое о трагической фигуре великого страдальца ради лучшего удела человеческого рода напом­нить нужно. Со стародавних времен, когда просвещенные эллины (самоназвание греков) канонизировали переданную им «бородатыми варварами» легенду о непокорившемся Зевсу титане, Прометей стал сопровождать повседневную жизнь человека, превратившись в идеал, в героя общечеловеческой культуры.

По мифам в изложении английского ученого Роберта Грейвса известно, что Прометеос — сын титана Иапета (Яфета) и Асии (Азии), внук Ноя и Океана. Уже понятно, что ро­дился он на Кавказе: потоп, Арарат, яфетические языки и народы…

В Северном Причерноморье и Восточном Приазовье Западного Кавказа, в далекие времена арьи, пришедшие из Заполярья-Зауралья, сделали долгую остановку перед тем, как разойтись по Ойкумене и передать корни своего праязыка и культуру, в конечном итоге, почти половине человечества. В арийских «Ведах» нашего героя звали Матарисван или Агни Прамати, что на санскрите означает — «огонь, добыва­емый трением сухого дерева прутом — праматой». В буквальном смысле индоарийские корни «пр» и «мат» обозначают «знатока огня». Поэтому в Армении его назвали Мгэр — «солнечный бог», в Грузии и Осетии — Амирани, «сын солнца». В Абхазии героя звали Абрскил — «сын, рожденный светоносным камнем».

В Черкесии у адыгов один из нартов (нарт — богатырь), похитивший огонь у бога, стал главным героем эпоса «Нарты» под именем Саусырыко (Савсорук), «рожденного в светящемся камне», «сына, горящего огнем», «огненного мальчика». По прошествии эпического времени он превратился в Нэсрэн-Жане, в «седобородого провидца», в «промысел Божий». Тот же смысл имени Прометея у скальпировавших его греков — «предусмотрительный провидец».

В домах фанагорийских натухайцев Тамани писателю-просветителю середины XIX века Султану Крым-Гирею рассказывали быль о богатыре Телале-Джедале, укравшем для людей огонь у Тха-Дия и прикованном за это к горе Кафидаг на Одиссее, т. е. на Кавказе в «отдаленном месте», что на санскрите звучит как Утиос. Это название созвучно слову Утриш. Тело богатыря терзал «кровожадный орел» Ныбэджай, вероятно, гнездившийся в известном всем туристам одноименном ущелье в 30 км севернее Утриша. Орла убил нарт Хымышко Петерез, «морской огонь прямого носа» (вот вам греческий профиль Геракла, в подобных обстоятельствах здесь же покончившего с орлом и освободившего Прометея).

Всех этих сопоставлений и обязательных глубинных лингвистических раскопок, вычленения дефисами корней вполне достаточно, чтобы сказать: Прометей был прикован к Плоской скале, и завершить, наконец, спор о корнях Прометеева мифа в пользу анапского Черноморского побережья. Мимо «Ана-горы» плыли аргонавты, «слышали стон титана», к ней уходил Геракл на поиски героя.

Начало мифа о титане, точнее, одно из начал — в наших горах! Посмотрите на Плоскую скалу Большого Утриша, она выделяется своим размахом. Посмотрите со скалы на море. Вечные скалы и вечное море. И бессмертный миф о Прометее.

Чащин В.С.

Источник

, ,

Пока нет комментариев.

Добавить комментарий