Таманская заноза в пятке Ахиллеса

«Когда бы не Елена,
Что Троя вам, ахейские мужи ?!»
Осип Мандельштам

Поединок Ахиллеса и ГектораИ по сей день есть на Тамани Киммерийский остров, что за станицей Фанталовской (раньше Фонтаны). Там экспедиции ученых обнаружили своего рода «таманские Помпеи» — античную деревню Ахиллеон на одноименном мысе. Там же на землях бывшего колхоза «Искра» раскопали святилище Ахилла, горельеф которого экспонируется в Таманском археологическом музее. Напротив, через Киммерийский Боспор, ныне Керченский, археологами найден городок Боспора Мирмекий, что в переводе с греческого значит Муравьиный.

По мифам, «муравьиным» народом, т. е. трудолюбивым и бесчисленным, как муравьи, по-гречески мирмидонами, управлял Ахилл. С ними он отправился по авторской воле Гомера, автора эпической поэмы «Илиада», на Троянскую войну. После гибели в Трое Ахилл стал божеством в Аиде, в подземном царстве теней, вход куда был через жерла таманских вулканов. Поэт-киммер (в античном мире имя часто давали по национальной принадлежности или по месту рождения) помещал Аид на Тамани (от индоарийского «тама» — «тьма», страна мглы, сумерек). Кавказоведы хорошо знают в Меотиде (от Ахы Мыутэ — «мутное море» по-адыгски) фатеев, иначе псатов, псессов, — предков адыгов. Ахилл — меот? Да.

«Пелоид Ахилл был родом скиф из Мирмикиота, стоявшего близ озера Меотиса», — повторяет летописец Лев Дьякон вслед за историком Аррианом. Происхождение героя часто связывали с греческим городом Фтия. Однако языковед Р. Кречмер в «Исследовании мифических имен» показывает, что Фтию нужно переводить как страну мертвых, «фтимена», а мирмидонов возводить к «мурмос», «призракам» Аида.

Любопытно, что именно «фтиотийских ахейцев из войска Ясона», ясоалана Восточного Приазовья, великий географ античности Страбон помещает на Черноморском побережье: «в этой Ахее, земле керкетов, зихов и всадников», т. е. в земле черкесов. Размещение мирмидонов в Фессалониках — поэтическая условность. Изначально они жили близ Азовского моря и на Дону. (Слово «дон» по-осетински — река, вода, то же, что и Тана, по-адыгски — «мелководье»).

В часто цитируемом в местной краеведческой литературе отрывке из поэмы «Одиссея» («…пришли мы к… водам Океана, там киммеров печальная область») содержится еще и отзвук исходного пребывания арьев-всадников за Полярным кругом, где «несветящее, слепое солнце восходит на звездное обильное небо», где «ночь безотрадная окружает живущих полгода». В некоторых рукописях «Одиссеи» вместо киммерийцев упомянуты керберии, народ Кербера (Цербера), пса, охранявшего спуск в Аид и плененного Гераклом. На индоарийском языке согласно словарю М. Фасмера наше море изначально Ахкшая — «черное, темное».

Греки назвали Понт Аксинским, позже — Эвксинским, т. е. вначале Негостеприимным, а затем, когда пошла удача в торговле и путь был мореходами освоен, Понт стал Гостеприимным. Двусмысленность Не- и Гостеприимного моря в греческом наименовании в какой-то мере отражает и представление мифографов о Понте как о пространстве, за которым лежит страна их умерших предков, которая принимает всех, но принимает неласково.

Есть тайна в имени Ахилла, ее следует открыть. Только на основе адыгского языка, но никак не греческого (как установила известный языковед М. В. Федорова) проясняется непротиворечивая прозрачная этимология (история происхождения) имени Ахилла: «муж моря», поморянин, по контрасту и соседству с «поречанами» — синдами и дандариями Анапы. Смысл его имени точно соответствует месту и деталям рождения героя на Тамани.

Ахилл — сын Пелея, т. е. по отцу он Пелоид, что по-гречески означает «грязь». На Таманском и Керченском полуостровах много грязевых вулканов. Мать Ахилла — величайшее в архаике женское божество воды — Фетида, иначе Тетис, супруга Океана.

Многие знают, что море Тетис в далекие геологические эпохи покрывало нынешний бассейн Азовского, Черного и Каспийского морей и далее простиралось до Индии. На этом гигантском протяжении одинокими островками торчали вершины высочайших гор альпийско-гималайского горного пояса, в том числе и будущего Кавказа (Одисса): Арарат, Казбек и Ошхымаф (Эльбрус). Все не случайно в корнях имен и в нахождении их изначального простого и понятного смысла.

Ученые считают, что имя Ахилла можно сразу возвести к ахеям, «жителям морского побережья» (от адыгского «ахы» — «море»). Сравните: абхазские «ахы» — «начало, голова, владыка, вождь». Обратите внимание на созвучие черкесских слов самоназванию греков-ахейцев, т. е. «победивших вождей».

Некоторые возводят имя героя к «Ахелос», древнему имени Океана, на «другом береге» которого («адаг», т. е. адыги) находится Элизиум (Эвлисия), царство блаженных душ предков. Геродот размещал его на Кавказе, «в городе Ад, в земле ахейцев-фтиотов». Историки возводят его имя и к реке Ахерон (Стикс), текущей в стране мертвых, в холодные воды которой Фетида сразу окунула родившегося Ахилла, держа его за пятку, чтобы закалить и сделать его тело неуязвимым для оружия. Это очень напоминает обстоятельства рождения и закаливания нарта Савсорука (Саусырыко), уязвимого только в коленях героя, воспетого в адыгском эпосе «Нарты».

Еще одно доказательство таманского происхождения Ахилла. Ближайшим другом его был Патрокл, чье имя сразу отсылает нас к имени городка Патрей на том же Киммерийском острове Тамани. Такой античный город здесь был. Патрокл погиб под стенами Трои. А сам Ахилл гибнет от стрелы Париса, лук которого направил в пресловутую «ахиллесову пяту» сам олимпийский бог Аполлон.

Следует обратить внимание и на то, что Ахилла оплакали и сожгли по обычаю скифов, насыпав над могилой «холм погребальный великий», куда воткнули меч Арея. Среди двух тысяч курганов на Тамани без сомнения есть и могила Ахилла.

В Северном Причерноморье сложился культ героя. «В соседней деревне Ахиллея есть святилище его, а в нем — статуя его с серьгой в ухе». Эта серьга сразу заставляет вспомнить киевского князя Святослава и запорожских казаков, пришедших на Тамань… Вот сколько местных заноз, оказывается, можно вытащить из «пятки Ахиллеса»!

Моряки, по Павсанию, плавающие по Понту на север от Босфора, часто слышали, как Ахилл где-то за морем, на Белом острове (название «Ахтанизовский» лиман на Тамани переводится как «белое море») читает стихи Гомера, и звук его голоса сопровождают топот копыт, крики воинов и звон оружия.

Это перекликается с адыгским эпосом «Нарты», где в легенде «Смерть Саусырыко» богатырь продолжает жить под землей, и слышен его голос:

…подняться бы на семь дней,
появиться бы на дунай —
на земле стоящий мрак
я рассеял бы.

«Дунай» на черкесском и древнерусском языке означает «мир».

Чащин В.С.

По книге: Легенды и мифы Древней Анапы. Краснодар. Советская Кубань, 2003, стр. 100-104

Источник

, , , ,

Пока нет комментариев.

Добавить комментарий