Новогреческая литература

Формирование новогреческой  литературы тесно связано с освободительным национальным движением в Греции,  стремившимся с конца XVIII в. к уничтожению турецкого господства.  Господствующая в Греции XVIII в. торговая буржуазия строила свою культуру на  обломках культуры Византии и классической древности. Выразителем настроений  мятежных низов явилась устная поэзия клефтов — «разбойников», как называли их  иностранцы. Эта своеобразная реставрация византийской и древнегреческой  литературы, с одной стороны, и народная устная поэзия — с другой, легли в  основу новогреческой литературыры.

Турецкое господство, продолжавшееся в течение нескольких веков, не привело  однако к значительному влиянию Турции на греческую культуру. Между Турцией и  Грецией резкой гранью лежало коренное различие в культуре, нравах и традициях.  Порабощенная Греция также мало подверглась влиянию Запада. Большое значение в  деле сохранения греческой самобытности имела и самостоятельность греческой  церкви, объединявшей города и села вокруг себя в качестве церковных приходов и  сохранявшей связь с прошлым страны. Хозяйственно заинтересованная в сохранении  национального единства Греции церковь не могла не оказать сильного влияния на  развитие новогреческой литературы. Ею культивировались «чистота» языка,  застывшие его формы, аттицизм, преклонение перед классической традицией. Живое  поэтическое слово существовало лишь в неписанном виде в народных песнях клефтов  и маниотов, свободных горных жителей, избегавших всякого подчинения.  Литературная деятельность духовенства с первой половины XVI в. сосредоточилась  в патриаршей школе Константинополя — в «Эллинской академии», служившей для всех  других греческих городов образцом для подражания. Из Академии выходили  многочисленные ученые-схоласты. Писались многотомные ученые труды по  богословию, истории, географии и т. п., недоступные массе. Исключение  представлял константинопольский патриарх Кирилл Лукатис (Лукар), проявивший  большой интерес к народному языку и причисленный к еретикам за перевод  Евангелия на народный язык и исповедование веры, близко совпадавшей с  кальвинизмом. Поколение за поколением ученые педанты культивировали мертвую  старину; высшее духовенство даже в обиходе употребляло древнегреческий язык.

С начала XVIII в. великая Порта стала привлекать просвещенных греков к себе  на               службу. Служившие при  дворах турецкого султана греки назывались фанариотами, по названию квартала  Фанари в Константинополе, где жил патриарх. Некоторые фанариоты в начале XVIII  в. были назначены правителями турецких областей по Дунаю (Молдавия и Валахия).  Фанариоты способствовали развитию национального самосознания и росту  просвещения. Среди них встречались и блестящие таланты, как Александр  Маврокордато [конец XVII в.], оставивший ряд сочинений («Рассуждения о  кровообращении», «Всемирная история от сотворения мира до последнего времени»).  Кроме него пользовались большой популярностью на о. Крите — проповедник  священник Каравелла и молдавский господарь Дмитрий Кантемир, написавший  обширную историю турецкого государства. С началом XVIII в. развиваются  просветительные учреждения. В Афинах в 1715 основывается Григорием Сатиросом  «Семинарий греческих наук», музей и ряд высших учебных заведений.

Рост просвещения был обусловлен экономическим ростом греческой буржуазии.  Венецианские торговые предприятия, с которыми были связаны греки, разрастались  и вовлекали греческую буржуазию в свои операции. Греки Фессалии, Македонии,  эпироты и т. п. быстро составляли себе целые состояния, а это заставляло  усилить заботы о национальном обучении и воспитании следующих поколений купцов.  По всей Греции стали возникать школы и типографии. Греческие ученые и писатели  собирались в Бухаресте и в Яссах под покровительством греков-господарей  совместно с иностранными учеными и занимались как литературой, так и вопросами  национального освобождения от турецкого господства. Большинство греческих  просветителей принадлежало к духовенству, и как поэзия, так и беллетристика  мало процветали в то время. Единственным поэтическим сочинением этой эпохи  является греческая поэма «Эротокрит», написанная Корнаром [1737] в Венеции на  народном языке. Поэма состоит из десяти тысяч стихов и воспевает доблести,  терпение и любовь героя Эротокрита. Она пользовалась довольно большой  популярностью среди читателей.

С усилением экономических связей с Западом, западная литература все больше  и больше проникала в Грецию. Французские классики — Мольер, Расин, Монтескье,  Фенелон, Фонтенель, произведения Вольтера и Руссо с усердием переводились  просвещенными фанариотами конца XVIII и начала XIX в. Не остались без внимания  и английские и немецкие писатели, как Гольдсмит, Локк, Виланд, Шиллер и Гёте.  Древняя и переводная литератуpa была достоянием высших классов Греции. Из  туземных писателей только некоторые пользовались успехом. Из них надо отметить  Константина Дапонтеса [1789], писавшего дидактические стихи и воспевавшего в  своих поэмах богоматерь. Известен его «Сад граций». От своих современников  Дапонтес отличается тем, что               писал на языке, очень  близком к народному разговорному языку.

Но живая, подлинная поэзия развивалась среди неграмотных и неискушенных в  науках «простолюдинов». Народная поэзия родилась не в XVIII в., а гораздо  раньше. Уже византийская эпопея Дионисия Акриты, появившаяся до XIV в., своим  источником имела народные песни. Многие народные сюжеты являются измененными  героическими сюжетами древнегреческих произведений, прошедших путь с Востока на  Запад и оттуда занесенных снова на Восток, на малоазиатские берега и острова  Архипелага. Новогреческие народные песни делятся на три рода: песни с  историческим содержанием, как известная с XV в. «Песнь о взятии Константинополя  турками» [1453], песни героические, воспевающие подвиги героев, и песни  бытовые. Среди них выделяются своим пламенным чувством мятежные песни клефтов. Греческие общественные деятели второй  половины XVIII в. смотрели на клефтов, как на кадры для будущего революционного  войска против турок, клефтская поэзия своей революционной романтикой привлекла  к себе внимание всего литурного мира как Греции, так и Запада, и возбуждала  вдохновение великих поэтов начала XIX в. (Байрон, Пушкин и др.). Народные песни  XVIII и XIX вв. изобилуют турецкими и многими итальянскими словами, вошедшими в  обиход греческого языка, существенного же влияния на построение стиха  новогреческой песни иностранные соседи не оказали. Насколько сильно нарастали  революционные настроения среди новогреков, видно из героического заговора  против турецкого господства, который был организован фессалийцем из деревни  Велестино — поэтом Ригасом. Заговор был раскрыт, и Ригас — расстрелян. Его  «Пламенный гимн», хотя и не отличался большими художественными достоинствами,  стал наиболее популярной песней новогреков, и стих:

«Лучше час свободы, Чем сорок  лет тюрьмы и рабства..

сделался девизом борцов за независимость Греции.               Деятели освободительного движения, воспитавшиеся на рационализме  энциклопедистов, по строю мысли были людьми XVIII в. Поэзия их — книжная и  холодная, язык лишен жизни. Противником схоластической «чистоты» яз. выступал  Адамат Корай, «просветитель новогреков», много работавший над приспособлением  лит-ого языка фанариотов к народной речи. В основу своей новогреческой  филологии Корай положил новогреческий народный говор, обогатив его обиходными  выражениями из древнегреческого языка. Реформа вызвала многочисленные нападки  со стороны пуристов-фанариотов. Например Ризос Нерулос [1778—1850] написал  направленную против Корая комедию «Кораиотика» («вороний язык»). В числе  сторонников Корая надо отметить: Александра Сутсос [1808—1863] и Александра Рангабе  [1809—1892], автора «Грамматики современного греческого языка», Византиноса,  выступившего в 1863 с оригинальной сатирой «Вавилонская башня» (Βαβιλονια), в  которой представлялись жители разных областей Греции, говорящие каждый на своем  собственном диалекте, Яна Вилароса, воспевавшего бога любви, Эроса, в легких  стихах на народном языке.

Многие поэты, писавшие до освобождения Греции на народном языке,  впоследствии вернулись к сюжетам прошлого и аттическому наречию. Таковы: упомянутый  поэт и драматург, Александр Рангабе (Рангавис), автор исторических драм на  аттическом наречии, стремившийся просветить греков относительно их прошлого и  воспитать их в национальном духе; Деметрий Вернардакис, популярный драматург,  пытавшийся создать национальную трагедию и писавший в ложноклассическом духе,  поэт Спиридон Василиадис [1845—1874] и талантливый поэт, драматург и критик  Аггел Влахос [1838], вводивший в свою отточенную речь забытые древние обороты  речи. Развитие пуризма после освободительного движения объясняется стремлением  растущей греческой буржуазии к расширению своей мощи за счет Турции. Эта  буржуазия культивировала классические идеалы, возбуждавшие агрессивные  националистические устремления.

В то время как в Константинополе ученые греки культивировали мертвый  аттический язык, стараясь привить его народу, на Ионических островах  развивается литературное движение, особенно ярко расцветшее после  освободительной войны 1824. Самый крупный поэт ионического периода Н.-Г. л. — Дионисос Соломос [1798—1856].  Он известен и в наше время. Вся нынешняя Греция считает его национальным  поэтом. Его перу принадлежит появившийся вслед за освобождением Греции  популярный «Гимн свободы», написанный на народном языке [1824]. Переложенный на  музыку, он стал национальным гимном новой Греции. В позднейших произведениях,  проникнутых пессимизмом, Соломос черпает материал из жизни крестьян. За  Соломосом последовал ряд поэтов, в большей или меньшей степени превосходивших  его как художника: Андрей Кальвос [1792(6)—1867], писавший на своеобразном  языке, не похожем ни на народный, ни на «очищенный» язык пуристов, и потому  мало известный в Греции и очень ценимый на Западе. Кальвос, как и Соломос,  воспевал страдания родной страны и борьбу за освобождение («Хиосская резня»,  «Пороховые погреба», «Море» и др.).

На смену героической борьбе после освобождения Греции пришла внутренняя  политическая борьба с парламентскими буднями. К ионической литературной группе  во второй половине XIX века принадлежали: Терцетис [1800—1874] — поэт  крестьянского восстания 1848 г., писавший на народном языке под сильным  влиянием клефтской поэзии;              Полилас [1824—1896] —  бытописатель деревни, ставивший своей задачей перевоспитание крестьян;  Типальдос [1814—1883]; Герасим Маркорас [1826—?]. К поэтам героических сюжетов  относится романтик Аристотель Валяоритис [1829—1879], поэзия которого в основе  своей всецело выросла из клефтских песен, Золокостас [1805—1858], писавший под  влиянием итальянцев, и Лаврентий Мавилис [1860—1912], подражавший поэтам  «Молодой Германии». Поэтов ионической школы объединял героизм эпохи борьбы за  освобождение Греции, борьбы за народный язык в литературе и новые литературные  формы. Но их новаторство в области формы не шло дальше перенесения литературных  форм Запада в новогреческую литературу. Несколько особняком стоит своеобразная  фигура сатирика общественного уклада и нравов Греции того времени — Андреаса  Ласкаратоса [1811—1901], писавшего на народном наречии своего родного острова —  Кефалонии. Популярность он приобрел своеобразным романом «Кефалонийские  таинства», в котором показывает ничтожество и извращенность высших классов, их  умственную ограниченность, нечистоплотность. В своих сатирических стихах Ласкаратос  издевается над церковью и культом святых.

Ионическая школа греческой литературы выросла в эпоху борьбы за  независимость. Многие из ее представителей брались за оружие при каждом новом  восстании; некоторые гибли, другие уходили в организованную общественную  борьбу, сменяя поэзию на публицистику. Для укрепившегося в Греции капитализма  это бунтарство стало «лишним», буржуазия, стоявшая у власти, требовала «добрых  нравов» и буржуазных добродетелей. Появляются посредственные поэты и  беллетристы, произведения к-рых характеризуют переходный период 1870—1880 гг.  Жалкие эпигоны романтизма, они рабски подражают литературным образцам Запада. К  ним принадлежат: Ахилл Парасхос [1838—1895], Георгий Визийнос [1849—1896],  Аристомэн Провеленгиос [1850—?], Димитриос Бикелас [1835—1909] и мн. др. Весьма  типичным для того времени явлением был издававшийся Георгом Сурисом [р. 1852]  еженедельный журнал «Ρομιος», целиком состоявший из стихов в назидательном  духе, описывавший события афинской жизни за неделю на языке, составляющем смесь  из схоластических и народных выражений. Среди множества такого рода писателей  встречались и более талантливые, как Ян Пападиамандопулос [р. 1852],  стремившийся вырваться из мещанской среды, осевший в Париже и получивший  европейскую известность под именем французского поэта Мореаса, и Николаос  Епископопулос [р. 1874], принявший псевдоним «Николай Сегюр», снискавший себе  популярность добродетельного романиста для французских пансионов благородных  девиц. Самый талантливый критик этого периода литурного безвременья и рабской  подражательности романтикам — Эммануил Роидис [1835—1904], оказавший громадное               влияние на поколение  молодых писателей Греции. Не считая возможным появление на своей родине  гениального поэта, Роидис видел в изменении социальных условий жизни  единственный путь к улучшению положения страны и созданию самостоятельной  литературы. Защите демотического наречия и борьбе против пуристов он посвятил  книгу под названием «Идолы», хотя сам всю жизнь писал на «очищенном» языке.

Растущая греческая буржуазия стремилась приобщиться к европейской культуре;  этому приобщению способствовали европейские державы, главным образом Англия и  Франция, стремившиеся укрепить свое влияние в Греции. Греция по богатству своих  недр представляла большие возможности для европейского промышленного капитала.  Ввиду отсутствия собственных средств она еще в период 1861—1875 раздала  иностранцам 400 концессий и учредила ряд акционерных обществ с иностранным  капиталом. Предоставляя иностранному капиталу тяжелую индустрию, греческая  буржуазия нашла себе применение в предприятиях торгового типа: в мануфактуре,  виноделии и табаководстве. Мелкая буржуазия постепенно вытесняется со своих  позиций производителя. Стремлением упрочить свое положение объясняется повышенный  интерес греческой буржуазии к народным низам. Все эти моменты нашли свое  отражение в современной греческой литературе. Тяготение к европейской  цивилизации сказывалось во влиянии европейских поэтов и художников на греческих  поэтов. Молодое поколение поэтов с 1888 группировалось вокруг журнала «Ηστια»  (Эстия — очаг), руководимого поэтом-романтиком Георгом Дрозинисом [р. 1859].  Самым видным поэтом этой группы является Коста Паламас — поборник народного  наречия. Паламас, в своем творчестве сочетавший черты различных европейских  литературных влияний и греческих литературных групп, принадлежал к богеме  (мальяросам). Это — индивидуалист, проповедывающий красоту ради красоты.  Творчество Паламаса отличается совершенством формы. Он является крупным ученым  в области лингвистики и самым видным литературным деятелем современной Греции.  Все последующие поэты, до последнего времени, считают его своим учителем. К  этой же группе примыкает Костис Кристаллис [1868—1894], стихи которого,  построенные по клефтским образцам, проникнуты глубокой печалью. Особенно  сильный толчок молодому литературному движению дал поэт Психарос (Психари),  своей книгой «Мое путешествие» [1888] резко поставивший вопрос о языке. Психари  стал во главе новой филологической школы, известной под названием психаризма,  ратовавшей за народное наречие, объявившей войну традициям в языковедении и  пуризму в литературе. Прозаические произведения Психари — психологические  этюды. В пьесах своих он выступал противником ницшеанской философии  сверхчеловечества.
Соратник Психари,  Александр Паллис выступил еще более радикальным демотистом. Предприняв перевод  «Илиады» на демотический язык [1904], он изменил метрику подлинника — гекзаметр  — на политический стих, размером которого пелись песни клефтов, и употреблял  сплошь и рядом провинциализмы. После этого выпустил переведенное еще более  вульгаризированно «Евангелие для народа». Издание «Евангелия» вызвало  ожесточенную борьбу между сторонниками народного языка и пуристами, обвинившими  переводчика в кощунстве. Борьба этих двух направлений привела к образованию  «Общества воспитания и обучения». Оно пропагандировало демотический язык с  изменениями в сторону компромисса аттического и народного языка, печатало на  нем учебники и пособия и добивалось его признания правительством.

В 1917 министерство  Венизелоса опубликовало закон, по которому народный язык был признан официально  и введен в школьное преподавание. Сменившее Венизелоса консервативное  министерство отменило этот закон, и лишь в самое последнее время, в 1928, с  образованием нового министерства Венизелоса, закон этот был восстановлен.  Однако пуристское течение продолжает жить наряду с демотическим. В настоящее  время издаются две большие энциклопедии: одна — пуристами, другая —  демотистами. Непримиримым поборником демотического наречия был также Клеант  Михаилидис, известный под псевдонимом — Арипроса Эвталиотиса, писавший о новой  Греции то в форме исторического повествования, то в форме новелл о жизни и быте  островитян.

К концу XIX и началу XX в. растет интерес к бытовому материалу. Уже Психари  требовал от писателей, чтобы они не порывали с родной страной, а внимательно  изучали все мелочи жизни и быта. Появилась деревенская новелла Яни Влахояниса  (псевдоним — «Ян Эпахтитис», 1868—1924), писавшего нарочито грубым крестьянским  яз. Христос Христовасилис [р. 1861] избирает объектом своего творчества жизнь  пастухов Фессалии и окрестностей Янины, будучи большим знатоком фессалийского  фольклора; Андреас Каркавитсас [р. 1866], по профессии врач, пишет о  неудовлетворенности жизнью, тягости существования и торжестве зла, грубости и  лжи; Митсос Хатсопулос [р. 1872], журналист по профессии, посвящает несколько  сборников рассказов безрадостной жизни задыхающихся от непосильной работы  крестьян или нарушителям правительственных декретов, спасающимся от правосудия  в горах, подобно зверям. Костас Хатсопулос (псевдоним «Петрас Василикос»,  1860—1920), представитель разоряющейся мелкой буржуазии, рассказывает о  провинциальной буржуазной семье, стремящейся преодолеть надвигающееся  разорение. Для него жизнь общества представляется бессмысленной и смехотворной.  Хатсопулос основал журнал «Искусство» (Τεχνυ),               сыгравший большую роль  в творчестве молодых писателей. О деревенской жизни писали братья Пассайанис,  Спилиос и Костас, употреблявшие совершенно непонятные местные выражения.  Характерна трагическая судьба оставшегося при жизни непризнанным Александра  Пападиамантиса [1851—1911], умершего от голода, весьма своеобразного и  талантливого писателя. Для этого поэта существование представлялось рядом  нелепых и случайных бедствий, обрушивающихся на голову человека. Другие  писатели последнего времени: П. Апостолидис, известный под псевдонимом  «Нирвана», поэт пессимист, философ, находящийся до сих пор под влиянием  Шопенгауэра и Ницше; реальность для него полна печали и грусти; Хараламбос  Аннинос [р. 1852], обладающий даром сатирика нравов, едко издевается над  добродетелями афинской буржуазии; Константин Теотокис [1872—1925],  прославившийся своим романом «Осужденный», находился под сильным влиянием  Толстого и Достоевского; Париоритис, писавший о сугубо тяжелой и беспросветной  жизни ловцов губок.

Влияние Тургенева,  Ницше и Ибсена испытал пользующийся ныне большой популярностью романист Гр.  Ксенопулос [р. 1867], выступающий ярым поборником женских прав. Излюбленной его  темой является жизнь женщины в современном буржуазном обществе, лишающем ее  прав и свободы. В Греции позднее, чем в других странах, появилось женское  движение. Женщины в литературе Греции приняли участие только в XX в. Первой  греческой романисткой выступила Каллироэ Паррен с романами «Освобожденная»,  «Чародейка» и др. Ал. Пападопуло, Ирэна Дендринос, Юлия Драгумис и Пенелопа  Дельта составляли первую группу новогреческих романисток, писавших на темы об  эмансипации женщин. Из них П. Дельта обнаруживает большое мастерство формы как  в прозе, так и в стихах и тяготеет к социальным темам, как и живущая в Германии  Сица Караиксаки.

Новогреческие пьесы, за редкими исключениями, не видят новогреческой сцены.  Греческие драматурги рабски подражают Западу. Так Камбизис [1862—1902],  демотист, всецело подражает Гауптману, Ян Полемис [р. 1862] — Метерлинку,  Ласкарис — Лабишу. Более самостоятелен Спирос Мелас [р. 1883]. Сюжеты его драм  взяты из жизни греческой мелкой буржуазии, разлагающейся и гибнущей в нынешних  капиталистических условиях («Разрушенный дом», «Белое и черное»). Комедий почти  нет. Основатель известного в Греции журнала «Нума» (Νουμα) Тангопулос [р. 1867]  выступил с сатирической пьесой «Живые и мертвые», в которой изобразил  символически борьбу за язык между демотическим — живым направлением и мертвым —  академическим. Символическая драма, варианты ложно-классических трагедий и  подражания современным европейцам — вот преобладающий характер репертуара  современных драматургов.
Литературная Греция наших дней мало чем отличается от предшествовавшего  периода. После неудачной войны с Турцией [1922], лишившей Грецию ее владений по  малоазиатскому побережью и навязавшей ей, помимо денежной задолженности своей  покровительнице Англии, еще более 11/2 млн. беженцев,  главной заботой греков является преодоление разорения и нищеты. Снова  усиливается приток иностранного капитала в страну, раздаются концессии. Главным  концессионером в современной Греции становится ныне американский капитал. В  стране происходят резкие социальные сдвиги. Эксплуатация рабочего класса  доводит последний до забастовок. Кровопролитные схватки рабочих с полицией,  толпы безработных и беженцев заставляют останавливать на себе внимание.  Политические партии, ориентируясь на ту или иную державу, находятся в  непрестанной борьбе. Отсюда понятен такой сильный интерес греков к культуре  европейских стран. Книжный рынок наводняется переводной литературой.  Переводятся французские, немецкие, английские, скандинавские писатели: Прево,  Золя, Мопассан являются предметом увлечения читающей публики. Ибсен, Уитмен, О.  Уайльд, Гамсун — известны в Греции не менее, чем на Западе. В последнее время  наибольший интерес вызывают русские писатели — Толстой, Достоевский, Горький,  Андреев. Политические события недавней поры в Европе и в самой Греции,  испытавшей и гражданскую войну, и диктатуру, и снова революцию, заставляют ее  интеллигенцию обращать взоры в сторону Советского Союза. Интерес к современным  русским поэтам огромен. Издаются сборники стихотворных переводов Анны  Ахматовой, Гумилева, Веры Инбер, Блока, Кузьмина, Каменского, Есенина. Поэт  Мильтиадис Малаказис [р. 1870] находится под влиянием неоромантиков и пишет  грустные и безвольные стихи. Талантливый Димитреас Сипсомос, более известный  под псевдонимом Ламбро Порфирас, полный горечи и пессимизма, воспевает «Триумф  смерти». Поэт Гермонас находит своего кумира в Леконт де Лилле. Грипарис —  большой мастер стиха — следует за своим учителем Мария де Эредиа. Молодой поэт  Сикелианос культивирует «свободный стих» в своих переводах древних классиков.  Большим мастерством перевода на греческий яз. с русского отличаются Димитриадис  и Тигана. Своеобразный поэт Сотирис Скипис (см.) — редкое явление в  греческой литературе — нашел себе переводчика на французский язык в лице Филиаса  Лебеск. Все эти поэты — пессимисты-индивидуалисты, одиночки, проходящие мимо  общественных событий. Но за последнее время социальные мотивы начинают  проникать в творчество некоторых из них. Так поэт бунтарь Варналис, по профессии учитель, выступает с  пламенным стихотворением «Проклятый», бросая вызов капиталистическому строю и  его законам.
Оригинальный  беллетрист Вуттира, изучающий быт и нравы бедняков,  отверженных, находящих приют в тавернах, выпускает памфлет на буржуазное  афинское общество под названием «В аду». Поэт Фото Яфулли, «футурист», как  называют его соотечественники, обрушивается с революционной страстностью на  культуру архаики и воспевает производственный материал: цемент, мрамор, камень.  Ламбро Астериос противопоставляет академической метрике стиха — «естественный  ритм жизни». Лирик-импрессионист — Папандоню — более известен как искусствовед  и археолог. Профессор лингвистики с европейским именем, Филиндас, редактирующий  демотическую энциклопедию, — упражняется в эпических поэмах на демотическом  языке.

Среди поэтесс выделяются искренностью женского чувства Дафни и учительница  Моатсу . Последняя выпустила в 1928 сборник «Стихи», по которому можно  проследить, как от интимной лирики молодая поэтесса переходит к социальным  темам. К ним примыкают две другие поэтессы — Дипломаламу и Цара. Наиболее яркая  и талантливая поэтесса современной Греции — это преподавательница декламации в  афинской консерватории Феона Дракопуло, известная под псевдонимом Мертиотисса.  Начав с подражания французской поэтессе де Ноайль и увлекаясь стихами Анны  Ахматовой, она обнаруживает в своей лирике много трагического пафоса, который в  особенности ярко выступает в ее социальных стихотворениях, как например «Народ»  (Ο Λαος), навеянных событиями гражданской борьбы 1926. В качестве критика  подвизается Элла Негропонте (псевдоним «Алькис Крилос»), приближающаяся к  марксистскому анализу художественных произведений. Начинающая свои литературные  опыты молодежь Греции воспитывается в атмосфере классовой борьбы и социальных  сдвигов, обнаруживает большую активность, стремление к объединению и огромный  интерес к коммунистической литературе. Она организует издательства и литературные  предприятия, как например журнал «Новое искусство» (Νεα Τεχνυ), основанный  молодым поэтом, студентом Мариосом Вайаносом.

Библиография: На русск. яз.: Перванголос,  Краткий очерк новогреческой литературы, «Всеобщая литература», под ред. В.  Корша и А. Кирпичникова, в. XVIII, СПБ., 1885 и краткие статьи в энциклопедиях.  На иностранных: Rhangabé  A. R., Histoire littéraire de la Grèce moderne, P., 1877; Gidel C., Etudes sur la littérature grecque  moderne, P., 1877; Legrand E.,  Bibliothèque grecque vulgaire, P., 1880; Lambert  J., Poètes grecques contemporains, P., 1881; Rhangabé  und Sanders, Geschichte der neugriechischen Literatur von ihren Anfängen  bis auf die neueste Zeit, Lpz., 1885; Psichari  J., Essais de grammaire historique néogrecque, P., 1886—1889; Philéas Lebesque, La Grèce littéraire  d’aujourd’hui, P., 1906; Bibliographie hellénique XV-е et XVI-е siècles, P., Leroux, 1906, 4 vv.; То же, XVII-е et XVIII-е siècles, P., Garnier, 1918; Pernot, Etudes de littérature grecque moderne, 1916—1918; Hesseling D. C., Geschiedenis der  Nieuwgriekse letterkunde, 1921; Его же, Litérature  grecque moderne, P., 1924; Encyclopedia Britannica, ст. «Greece», ed. 1926; Palamas, Τα Γραμματα, Αθηνα Pernot, Anthologie  populaire de la Grèce moderne, P.; Mercure de France — за все годы. Отдел. Revue de la  quinzaine «Lettres néogrecques»; «Revue libre mensuelle», Directeur Roussel, P.

С. Лопашов
Источник

, , ,

Пока нет комментариев.

Добавить комментарий