Новогреческий язык

Уже с VIII в. христианской эры греческий разговорный язык  подвергся сильным изменениям, но только в конце XII и XIII в. они сказались на  произведениях письменности. Их относят по содержанию, несмотря на новую форму,  к византийскому периоду. Изменениям этим подверглись еще до падения Византии и  народные говоры, и официальный язык, и язык письменности. Живой разговорный  греческий язык по своей практической значимости опередил омертвевавший язык  ученой письменности, косно охранявший «чистоту» своих элементов и форм. Разлад  между живым разговорным языком и письменным вызвал еще в начале христианской  эры попытку уберечь от «вульгаризации» литературный язык.

Это течение получило  название «аттицизма» и связано с именем Дионисия Галикарнасского. В кругах  ученых догматиков движение «аттицизма» получило сильное развитие, а эпоха  «Возрождения классической древности» нанесла живому разговорному языку удар, узаконив  омертвение языковых греческих форм, искусственно задерживая их развитие,  создавая пропасть между живой речью и догматическим мертвым письмом. Этот  разлад между формами языка обозначен яркой линией, разграничивающей классы  греческого общества в эллинистический, византийский и новогреческий периоды,  кончая нашими днями. Эпоха же, связанная с турецким завоеванием Греции, нанесла  поражение аттицизму. От влияния языка завоевателей не уберегся и ученый язык  фанариотов.

Под таким влиянием возник современный греческий язык, названный  турками ромейским (romeika); именем ромейцев называли турки всех  обитателей, не принадлежавших к их расе. Область распространения «ромейского»  наречия охватывала Ливадию, Морею, Фессалию, Анатолию, Кандию, Архипелаг, Кипр  и Ионические острова. В наиболее чистом виде ромейское наречие сохранилось на  наименее торговых островах Архипелага и в горных областях. В словарь этого  наречия проникли чужеземные слова и обороты, упрощавшие разговорную речь,  облегчая ее грамматику. Так, напр. в греческом языке появился вспомогательный  глагол — «иметь», чуждый древнему греческому языку. На  основании  этого процесса возникли попытки со стороны некоторых писателей, как критиков  Корнаро и Георга Хортакиса, закрепить за разговорным языком права литературного  языка.

В XVIII  в. торговая буржуазия, разбогатевшая благодаря своей посреднической роли между  западной Европой и турецким Востоком, сознательно содействовала развитию  национального общественного движения, литературного и научного образования.  Греческие купцы, жившие за границей, охотно снабжали средствами тайные школы,  быстро разраставшиеся по всей Греции. Эти школы воспитывали у молодежи  стремление к национальному возрождению и готовили ее к освободительной войне  против Турции. Турецкое завоевание сказывалось на греческом населении,  состоявшем главным образом из мелких торговцев и ремесленников, в особенности в  отношении налогового бремени. Поборы, производимые турецким правительством,  возбуждали в массах бессильное негодование против своих притеснителей. Это  отражалось и на обиходном языке. Так, в конце XVIII в. у греков появляется  множество поговорок про турецкое иго и притеснения. Руководящий  центр национального возрождения находился в Константинополе, в месте пребывания  вселенского патриарха, в части города, называющейся Фанари. Отсюда просвещенные  деятели национального греческого возрождения — греческая буржуазия и  аристократия — получили название фанариотов.

Вопрос об языке в  национальном движении занял главенствующее место. Греческое духовенство  тщательно охраняло существующие формы «классического языка», считая, что таким  образом удастся объединить разрозненные по своей живой культуре части Эллады,  говорившие на разных диалектах, впитавших в себя обороты, формы и слова своих  соседей — турок, славян, итальянцев, албанцев и т. д. Идеалы фанариотов были  обращены к классической древней Греции. Они стали усиленно прививать греческому  народу так называемый «очищенный» (καθαρευουσα) литературный язык и забытый им  и чуждый ему. Искусственная прививка оказалась бесплодным занятием и вызвала попытку  создать компромиссный язык, основанный на разговорной живой форме с  присоединением древнегреческих слов для обозначения научных терминов и  отвлеченных понятий. Задачу эту пытался разрешить «просветитель новогреков»,  ученый филолог Адамант Корай, но вызвал яростное противодействие со стороны  духовенства и стремление насадить в народе мертвый аттический «литературный»  язык, который стал официальным языком правительства, университетов, учебных  заведений, науки, литературы, юстиции и прессы, но остался чуждым в народном и  общественном быту. Искусственный официальный лит-ый яз., на котором никто в  Греции не говорит, не создал живой литературы.

Источником  последней послужили так называемые клефтские песни. В конце XIX века стало  развиваться и крепнуть литературное течение среди греческой молодежи,  вдохновлявшейся этими песнями и выставлявшей требованием если не полноправие,  то равноправие народного демотического (δεμοτικη) — разговорного — языка. Это  движение за демотический язык все более расширяется и усиливается, вовлекая  молодежь в борьбу с мертвым языком, порождая новую греческую литературу,  объединяя вокруг себя оппозиционные и в особенности революционные элементы. С  образованием либерально-оппозиционного правительства Греции, возглавлявшегося  Венизелосом [1910], демотический язык был допущен для преподавания в школах.  Однако борьба «литературного» официального языка с демотическим не прекратилась  и в наши дни. Передовое учительство Греции ведет ожесточенную борьбу с  искусственным языком, прививаемым духовенством, держащим в своих руках школы,  начиная с церковно-приходских. На происходившем весной в 1928 общеучительском  съезде в Афинах левое течение учительства поставило своей задачей вырвать у  духовенства руководство школой и, после горячих схваток, получило перевес  незначительным большинством в пользу полноправия демотической формы языка.

В  новогреческом языке теперь, таким образом, существуют три его формы: 1.  литературная — «аттическая», 2. компромиссная, занимающая среднее место между  аттической и народной, и 3. народная разговорная форма — живая, демотическая  (основой которой было Κοινη). Эволюция языка сказалась: 1. В изменении  вокализма: отсутствует разница между долгими и краткими гласными; разнообразие  акцентов свелось к различению гласных ударяемых от неударяемых; дифтонги  заменены гласными, причем дифтонги «ει», «οι» совпали в одном звуке «i». 2.  Остались глухие согласные «p», «t», «k», но звонкие «β», «δ», «γ» заменились  звонкими спирантами, а придыхательные согласные «ph», «th», «kh» (φ, θ, χ) —  глухими спирантами. 3. Придыхание перед гласными исчезло. 4. Исчезли формы 3  склонения и заменены формами двух других склонений; дательный падеж исчез; все  предлоги соединяются с винительным падежом. 5. Глаголы на «μι» исчезли;  упростились формы прошедшего времени — аорист, имперфект, будущее время  заменены описательной формой с глаголом «хотеть» (θελειν). 6. Неопределенная  форма глагола исчезла и заменена описательным сочетанием с союзом «να»,  образовавшимся из «ενα».

Господствующий  антагонизм между официальным литературным языком Греции и народным живым языком  характерен для классового антагонизма греческого общества. Тогда как греческая  аристократия и плутократия культивируют искусственные консервативные формы,  потерявшие смысл и значение, народный живой язык усвоил культуру  пережитых событий и эпох. И та и другая форма  противостоят друг другу; это почти два разных языка. Чуть ли не для каждого  понятия тот и другой язык имеют свои слова.

Ныне в  область распространения новогреческого языка входят, помимо Греции в собственном  смысле, еще Ионические острова Эгейского моря, многочисленные поселения по  малоазиатскому побережью, в Смирне и ее окрестностях, по Каппадокии. Затем  новогреческий язык распространен по берегу Черного моря, по греческим колониям  от Самсуна до Трапезунда (после неудачной войны Греции с Турцией в 1921 году  огромная часть греческого населения была эвакуирована в Грецию, образовав целые  поселения беженцев близ Афин — в Пирее и Ларисе). Довольно широкое распространение  имеет новогреческий язык в южной Италии — в Отранте и в Корсике (Каргеза), где  греческие колонисты сохранили в большой чистоте свой язык. Наконец, новогреческий  язык распространен в богатых колониях, основанных новогреками по Средиземному  морю — в Египте, Александрии, Каире и других пунктах побережья, и в Северной  Америке.

Библиография: Карасев К. А., Краткая грамматика  новогреческого яз., СПБ., 1893: Thumb A., Handbuch der neugriech.  Volkssprache — Grammatik. Texte. Glossar, 2 Aufl., 1910; Harzidakis G.  N., Einleitung in die neugriechische Grammatik, Lpz., 1892; Pernot,  D’Homère à nos jours, P., 1921; Psichari J., Essais de grammaire  historique néogrecque, 2 vv., P., 1886—1887; Его же, Etudes de  philologie néogrecque, P., 1892; Hesseling, La langue néogrecque. Grammaire. Glossaire,  1920; Krumbacher, Das Problem der neugriechischen Schriftsprache,  München, 1903; Roussel L., Grammaire descriptive du grecque  littéraire. P., 1922; «Les langues du monde», par un groupe de linguistes sous  la direction de A. Meillet et Marcel Cohen, Collection linguistique  publiée par la Société de linguistique de Paris, t. XVI, éd. Champion, P., 1924.

С.  Лопашов

, , , ,

Пока нет комментариев.

Добавить комментарий